Сошников — Вингер
прозапублицистикаконтакты
рассказы разных бед

Вингер

Звучит свисток — и у Андрея закладывает уши. Ощущение, будто его погрузили под воду с головой: шум стадиона стихает, отчетливо слышны лишь собственные вдохи, выдохи, гулкий стук сердца.

Сегодня главный тренер поставил Андрея в стартовый состав, но на непривычную для него позицию. До этого он всегда выходил под конец матча на левый фланг атаки. Ведущая нога Андрея — левая, он хорошо тащит мяч по бровке и навешивает от лицевой, но сегодня у тренера другие планы.

В прошлом туре лидер соперника порвал крестообразные связки колена. Его место в центре обороны занял парнишка, только-только переведенный из молодёжки в основу. Андрей должен смещаться с правого фланга в центр, лезть на этого пацана, обыгрывать его и бить, бить, бить в надежде на то, что удар не накроют другие защитники.

Андрей осматривается по сторонам, пробегается вдоль бровки. Соперник начал игру активнее, на адреналине. Неудивительно — к январю они опустились в зону вылета, от спасительной строчки таблицы их отделяет шесть очков. Главного тренера Найджела Прайса критикуют в прессе, болельщики растянули баннер «Price out!», но Андрей видел, как игроки настраивались на игру в подтрибунном помещении. Они ценят своего тренера и хотят его спасти. Потому и стараются, не сливают.

Напарник, играющий под Андреем в защите, без проблем блокирует навес противника и выбивает мяч подальше на фланг. Андрей догоняет его у самой бровки — снаряд отскакивает от ноги и оказывается в свободной зоне. Сердце колотится, взгляд то и дело переключается: мяч, поле. Мяч. Поле. Добежав до лицевой линии, Андрей замечает в штрафной кудрявую голову Руди, их забивного таргетмена. Андрей уводит вес тела на излюбленную левую ногу, мяч подаёт правой. Низко — снаряд попадает в грудь защитнику и отскакивает на угловой. Сквозь пелену прорезается крик капитана:

— В центр! Эндрю, в центр!

Капитану тридцать четыре года, номинально он уже играющий тренер, живая легенда: 397 матчей, 52 мяча. Ключевые пасы давно никто не считал, а отборы, обводки или удары в створ и вовсе сосчитать невозможно. Капитан досконально помнит установку на матч и контролирует её соблюдение. Андрей кивает — помню, не переживай. Смещаться в центр, лезть на молодого дублера. Бить, бить, бить.

Несколько минут Андрей рыщет по полю на голодном пайке, его плотно прикрывают защитники «быков». За что команду противника прозвали «быками», Андрей не знает. Да ему и безразлично, у этих «быков» всё равно нет шансов, последний раз они увозили отсюда очки в семьдесят первом, сорок шесть сезонов назад. Андрей пару раз принимает мяч спиной к воротам и жёстко ставит корпус. Свисток. Свисток. Опекающий его крайний защитник (англичане называют их фулл-бэками) промахивается мимо мяча, попадает Андрею по голени. Ещё парочка таких нарушений — и судья покажет ему жёлтую карточку.

Но реальность опережает любые ожидания. Капитан отдаёт Андрею точный пас вразрез, мяч прилипает к ноге. Фулл-бэк снова несётся на него, готовится подкатиться. У Андрея захватывает дух, фулл-бэк — здоровый, мускулистый негр, играет жёстко и бескомпромиссно, явно учился у британца старой школы. Андрей подбирает мяч под себя, семенит навстречу — и, когда бутса фулл-бэка практически касается снаряда, перекатывает его под правую ногу, пробрасывает вперёд. Фулл-бэк проезжает мимо по газону. Кровь вскипает, Андрей набирает скорость. «В центр!» — стучит в голове установка тренера. Андрей шведой уводит мяч левее, левее, смещается под молодого защитника. С каждым рывком поле становится более вязким, воздух густеет, крики партнеров окончательно стихают. Мяч — немного в сторону. Корпус вперед. Правая нога впивается в газон параллельно мячу, левая — молотом бьет по снаряду.

Сначала всегда раздаётся глухой хлопок, похожий на удар отцовской ладони по клеёнке после сытного обеда. Спустя мгновение доносится пружинный звон, будто внутри мяча лопнули механизмы и он, вместо того, чтобы двигаться строго по прямой, закручивается, летит по дуге — мимо шевелюры Руди, с которой гроздьями срывается пот, мимо молодого защитника, зависшего в воздухе с вытянутым носком бутсы, мимо пятерни вратаря в дутой перчатке. Мяч рассекает своим телом воздух, отирается щекой о штангу и жужжит, закутывается в сетку. Андрей, подскочивший во время удара, приземляется на коронную левую, ловит равновесие — беруши вылетают из ушей, бог выкручивает рёв стадиона на максимум. Перед глазами скачет сектор стадиона, колени проезжают по изумрудному газону и слегка задевают липкую краску линии аута. Сверху на Андрея наваливаются партнеры.

— Fcking awsm! Cmon, whites! — орёт мужик на первом ряду. Небритый, в кепке со сломанным козырьком, он трясёт кулаком и пузом, выглядывающим из под поло. Стадионы в Англии чисто футбольные, зрителям при желании можно пожать руку. Никаких клеток, как в родном Нижнем, никакого ОМОНа.

Свисток. Андрей обыгрывается с плеймейкером в стенку — тук, тук, мяч чеканится о кожаные бутсы. На помощь молодому защитнику опустился бокс-ту-бокс, коренастый англичанин с густой бородой. Его не так-то легко обойти, он умело ставит корпус, вытесняет Андрея плечом к бровке. Установка тренера не работает, но у Андрея есть запасной план — он заметил в глазах негра-фуллбэка злость. Андрей разозлил его издевательским финтом. Негр не оставит этого без наказания.

Каждый раз, когда Андрей получает мяч, он лезет на фланг. «В центр! Мать твою, в центр!» — уже открыто кричат партнеры. Но Андрей смотрит в глаза негру и вертит ногами вокруг мяча, дёргается то влево, то вправо. Два, три таких финта — и фулл-бэк ошибается в отборе, слишком широко расставляет ноги. Андрей тут же прокидывает мяч между ними. Наверное, стадион взревел. Андрей режет угол и врывается в штрафную, вокруг мельтешат бело-красные пятна футболок. И тут он чувствует лёгкий удар по стопе, сразу же подгибает ноги и падает на газон. Показушный вскрик, пара перекатов — не по-мужски, конечно, но пелену разрезает свисток. Пенальти.

Стерпи Андрей удар, в следующий раз противник выдаст по ногам сильнее. Честных и отважных давно никто не ценит. Уверен, что соперник нарушил? Падай, вскидывай руки, взывай к арбитру. Любой забитый гол стоит сотни тысяч фунтов, каждая победа приближает к чемпионству, славе, внушительным премиальным и улучшенному контракту.

Андрей хотел бы сделать дубль, но пенальти всегда бьёт капитан. Вратарь «быков» стоит на готове, строго по центру, но его выдает правое колено, самую малость развёрнутое внутрь. Капитан делает изящную паузу, вратарь заваливается влево, а снаряд впивается в противоположный угол. Ещё один издевательский жест в копилку хозяев.

Команда Андрея уверенно доводит дело до перерыва — контролирует мяч, не отдаёт инициативу, при первой же возможности сбивает темп. Свисток на перерыв превращает трибуны в кишащий муравейник, зрители ползут к выходу за пивом, колой и пирожками, к писсуарам. Кажется даже, что праздник кончился и второго тайма не будет. Да и зачем он? Исход и так понятен, «быки» поедут домой побеждёнными, хозяева наберут дежурные три очка.

Но менеджер несогласен. Он влетает в раздевалку, словно джин и тут же отчитывает Антона за нарушение установки. «Я просил тебя играть инсайда, смешаться в центр под их двадцатого номера, бить, бить, бить, больше дриблинга, — тут ты в порядке, — но в центральной зоне, ты не на левом фланге, парень!» — тараторит он с испанским акцентом и, не дожидаясь ответа, тут же делает шаг вправо, размахивает руками перед Руди, который сполоснулся и растирает полотенцем шевелюру.

«Ещё бы напихал мне, перфекционист херов» — думает Андрей, покрепче завязывая шнурки бутс. Перерыв окончен, пора возвращаться на поле.

Второй тайм чем-то похож на концовку первого. Убаюкивающее перекатывание мяча в центре поля периодически прерывается стремительными всплесками на флангах. В эти моменты Андрей послушно смещается в центр, обводит, бьёт, но молодой защитник оказался не так уж и плох, старательно блокирует удары и совершает два ключевых отбора. Минуты лениво сменяют друг друга на табло, пелена становится всё тоньше, Андрей отчётливо слышит крики с трибун, указания тренера и подсказки партнёров.

За десять минут до конца резервный арбитр поднимает над головой табло с двадцатым номером. Андрея меняют, публика аплодирует, тренеры похлопывают его по плечу. Команда выигрывает 3:0 — таргетмен Руди хоронит «быков» мощным ударом головой с углового. Андрей поднимается со скамейки запасных и выходит на поле, даёт пять вымокшим от дождя партнёрам, хлопает фанатскому сектору, распевающему «We are top the league! We are top the league, hey!». Игроки «быков» бредут в подтрибунку и вяло подают руки. Кажется, дни главного тренера Найджела Прайса действительно сочтены. Кто знает, что ждёт этих футболистов при новом менеджере?

После душа, ледяной ванны и массажа Андрей идёт к машине. Ноги гудят, зимний ветер морозит влажные волосы. «Good job!» — кричит ему проезжающий мимо Найджел Прайс — тот самый Прайс, что каждое утро ждёт звонка от исполнительного директора клуба, решившего растрогнуть контракт. Андрей вколотил в его гроб ещё один гвоздь, но вся агрессия осталась на газоне White Hurt Stadium. Андрей кивает Прайсу и желает ему удачи. Мягко щёлкает ручка BMW, Андрей кладёт сумку на пассажирское сиденье и падает в салон. В конце концов, Прайс получит солидную неустойку. Отдохнёт пару месяцев, а затем возглавит очередной маленький клуб.

Мотор ревёт, в колонках зачитывает L’One. Вторя мотору, в подстаканнике жужжит айфон. Сообщение от Руди:

«Бро, пригоняй сегодня в Hatbox! Утром не треним, папочка разрешил лечь попозже 😂».

В полночь Андрей паркует BMW на заднем дворе клуба и подходит к VIP-входу. С этой стороны ночной клуб похож на громадную коробку, из которой долбят басы. Охранник улыбается, пропускает его в випку, администраторша провожает до столика, где раскинулись парни из команды: Вуди, Флинти, Стьюи, Руди. Рядом с ними сидят подружки, блестят светоотражающими курточками и сапогами со змеиным принтом. Андрей отдаёт пять всем присутствующим, парни приветствуют его, смеются. За полгода в команде он уже влился в коллектив и чувствует себя своим.

Руди тут же подаёт Андрею стакан:

— Держи, брат, заслужил, на стиле унизил неудачников!

— В следующем сезоне мы с ними не увидимся! — добавляет мощный центрдэф Флинти.

Все хохочут. Андрей опрокидывает в себя стакан. Руди снова заказал односолодовый виски. На вкус как сухарики с шашлыком. Андрей опускает стакан и видит, что Руди наклонился к его уху:

— Видишь ту девочку? Тебе привели, брат.

Андрей ничего не отвечает, просит официанта принести ещё три виски. С каждым тостом за столом всё громче, Андрей замечает, как приглашённая девушка перемещается всё ближе и ближе, но не обращает на неё внимания до тех пор, пока парни не уводят своих подружек танцевать. Девушка присаживается рядом и Андрей задаёт банальный вопрос «Привет, как ты?», а дальше следуют не менее банальные «Как тебя зовут?» и «Ты отсюда родом?». Девушку зовут Доминика, она выросла в Словакии («почти землячка» — шутит Андрей). Доминика живёт в Лондоне всего четыре месяца, работает моделью по контракту. Она пьёт безалкогольный коктейль и не притрагивается к закускам. После третьей порции виски Андрей ведёт девушку танцевать. На полпути даёт о себе знать мочевой пузырь, Андрей обещает Доминике догнать её.

На танцполе полно людей и найти девушку по возвращению не так-то просто. Андрей протискивается между потными спинами, чувствуя себя как в раздевалке. Девушка стоит слева от диджея, перед ней размахивает руками какой-то негр. Андрею это не нравится. Он встаёт позади негра, кивает девушке. Девушка бросает на него ответный взгляд и негр это замечает, разворачивается к Андрею полукругом. Андрей видит перед собой фулл-бэка «быков».

— Ах, это ты, сука! — истерит он и обращается к девушке, — С ним тебе, значит, по клубам шататься не западло, да?!

Андрей лыбится, специально злит негра. Фулл-бэк переходит на непонятный матерный речитатив. Андрей расставляет пошире ступни и тычет пальцем между ног — «Помнишь, как я прокинул мяч тебе в очко? А?»

Ноздри негра раздуваются. Он с пытается боднуть Андрея в переносицу, но Андрей уворачивается, отскакивает в сторону. Уводит корпус на правую. Левой что есть мочи бьёт ему по заднице. И тут на них налетает человеческий вихрь: Вуди, Флинти, Стьюи, Руди... Они растаскивают игроков по разным концам танцпола. Андрей видит, как негр рвётся к нему сквозь толпу, кричит:

— Я найду тебя, ублюдок!

И Андрей отвечает:

— Удачи в Чемпионшипе, дрочила!

Андрея уводят обратно к столу. Девушка куда-то исчезла. Плевать. Он выпивает два стакана виски, затем ещё два. Приходит Руди, сообщает, что быковатый негр уехал, можно возвращаться на танцпол. Мелькают огни, бит бьёт по ушам, как барабаны на секторе в Нижнем. А вот в Англии у болельщиков нет барабанов. У них принято только хлопать и петь.

В пять утра клуб закрывается, футболисты покидают вип-зал. Заботливый официант суёт в руки Андрея клатч («сэр, вы забыли это на диване»). После громкой музыки в ушах звенит так, что дверь автомобиля открывается бесшумно. Андрей заводит BMW, на соседнее кресло падает Руди.

— Подкинь с ветерком до дома, бро! — Руди смеётся, — Только аккуратно, а то папочка оштрафует!

— Don’t. Give. A fuck. — каменным тоном отвечает Андрей и вдавливает педаль газа.

Сквозь рёв мотора доносится рудино «Woo-hoo! CROSS-AVVA!»

На трассе пусто, справа ниточкой прорезается рассвет. Тачка не едет — плывёт в загустевшем воздухе. Руди подпевает трекам XXX TENTACION, Андрей кивает головой в такт. «Spotlight, uh, moonlight, uh», тренер говорил, что нужно смещаться в центр. «Nigga, why you trippin'? Get your mood right, uh». В центр, в центр... «Shawty look good in the moonlight». Андрей видел, что соперник поплыл. Тренер слишком упёртый. Талдычит: в центр, в центр...

— В центр! Мать твою, Эндрю, в центр! — кричит Руди и дёргает руль на себя.

Андрей открывает глаза, нога вдавливает тормоз. В капоте что-то лопается со звоном, звенит, машина закручивается юзом. Удар отцовской ладони по столу после обеда.

Свисток.

У Андрея закладывает уши.

#published

← вернуться в содержаниечитать следующий рассказ «дайте мне умереть» →