Cошников — Рассказ «Верблюд»
прозапублицистикаконтакты
рассказы разных бед

Верблюд

Обычно Сергей Петрович ругал жену за то, что она подкладывает ему в одежду носовые платки, но на этот раз мысленно её поблагодарил. Выглаженный кусочек ткани привычно лежал в нагрудном кармане. Сергей Петрович схватил его двумя пальцами, дёрнул, расправляя, вверх и утёр лицо полностью — от морщин на лбу до колючего подбородка.

Скомкав платок в кулак, Сергей Петрович осмотрелся. К счастью, бизнес-центр опустел, компании-арендаторы перевели сотрудников на удалёнку. Единственным свидетелем его позора был охранник, но он пялился в смартфон и не следил за обстановкой.

Сергей Петрович выбежал из холла наружу. На парковке его ждал родной BMW — мощный, чёрный, чем-то похожий на лакричную конфетку. Сергей Петрович прыгнул на водительское сиденье и тут же завёл мотор. Жена Марина вытащила наушники.

— Ну как?

Сергей Петрович рванул с парковки. Жена взвизгнула.

— Этот сопляк мне в лицо харкнул, представляешь!

Жена замерла с открытым ртом.

— А ты?

— Куда он побежал?! Ты видела?!

Жена помотала головой. Сергей Петрович вдарил по тормозам.

— Опять в телефон свой пялилась! — рявкнул он.

— Серёж, ты чего…

Сергей Петрович метнул на себя взгляд в зеркало заднего вида. Морда-то, морда! Как помидор.

— Ладно. Извини. Вскипел.

Сергей Петрович шумно выдохнул. Марина дотронулась до его плеча.

— Мокрый весь… Ладно уж, отпусти. Больше не увидитесь.

— Увидимся — забью монтировкой!

Сергей Петрович направил кроссовер к шлагбауму. Про монтировку он, конечно, преувеличил. Но леща пропишет обязательно.

Несколько минут ехали молча. Сергею Петровичу не хотелось слушать музыку, Марина же попросту боялась надевать обратно наушники. На перекрёстке Каменностровского и Попова загорелся долгий красный свет. Сергей Петрович не вынес молчания:

— Нет, ну с одной стороны я его понимаю. Неприятно узнавать, что ты остался без работы недельки эдак на три. Но плевать в лицо?! Я-то здесь причём?

Жена растерянно мотала головой.

— Я же не виноват в том, что все кафе закрыли, офисы не работают, клиентов нет. Откуда я деньги возьму? Я ему платил с выручки, а выручка три дня нулевая.

Загорелся зелёный. Машины потащились на поворот.

— И вот куда он теперь пойдёт, кому нужны эти баристы? Все кафе закрыты. Всё равно денег не получит.

— Серё-жа, — жена замерла от неожиданно пришедшей к ней мысли, — А, может, это месть?

— Какая ещё месть?

— Может, он инфицирован? И плюнул тебе в лицо?

— А эта зараза что, через слюну передаётся? — недоверчиво спросил Сергей Петрович.

— Ну а как же! Это же вирус! Ты лицо-то вымыл?!

— Платком протёр. Вот…

Сергей Петрович достал из кармана скомканный платок и протянул жене. Марина отпрянула.

— Ужас! Выброси его сейчас же!

В таких вопросах спорить с женой не стоило. Сергей Петрович приоткрыл окно и швырнул в него платок. Слева кто-то засигналил.

— Тебе надо срочно вымыть лицо!

— Да не паникуй ты…

Марина порылась в сумке и вытащила упаковку влажных салфеток. Дёрнув наклейку на себя, вытащила сразу две штуки и полезла протирать Сергею Петровичу лицо.

— Дура! — закричал Сергей Петрович и ударил Марину по предплечью, — Чего глаза мне закрываешь! Сейчас улетим в Неву, рыбам будешь про свой вирус рассказывать! Дай сюда!

Он выдернул из её рук салфетки и отёр лицо. Влажные комочки отправились вслед за платком.

Жена отвернулась. Сергей Петрович скосил взгляд.

— Марин, ты чего?

— Заботишься о тебе, заботишься… А ты… — дрожащим голосом сказала жена.

— Ладно, не реви. Говорю же, нервы ни к чёрту.

Сергей Петрович припарковал BMW у самого входа в гипермаркет. Марина сразу же побежала к холодильнику с сырами. Сергей Петрович проследовал к центральным стеллажам.

На днях Сергей Петрович прочитал, что центр гипермаркета — самая непопулярная зона. В ней обычно выставляют продукты первой необходимости: крупы, сахар, чай, консервацию. На западе владельцы стимулируют трафик, располагая в центре кафе или зону отдыха. Сергей Петрович планировал добраться до управляющих «Окея» или «Ленты», обсудить возможность… Может, получится открыть пару точек на территории? Даже если под их брендом… Но теперь хрен его знает, что будет.

Сергей Петрович ухнул в корзинку тридцатикилограммовый пакет гречи и мешок сахара. Сверху не глядя набросал консервов. По банке на день, плюс жена… Тридцати штук достаточно.

Марина прибежала с упаковками сыра. Она у него сырная душа. Любит нарезать сыр кубиками и макать их в мёд.

— Твёрдый-то взяла? — спросил Сергей Петрович, заглядывая на дно корзины, — Он дольше хранится.

Корзинку докатили прямо до багажника. Перекладывая пакеты, Сергей Петрович не ощущал тяжести. С души будто камень свалился. За сегодня они объехали все пять точек и объявили сотрудникам, что фирма уходит на неоплачиваемый карантин. Прошло более-менее гладко. Один паренёк съязвил «Чё, кто не работает — тот не ест?», девка чуть не расплакалась, но сдержала слёзы, а последний вот… Верблюд хренов.

Сидеть дома Сергей Петрович не привык, два дня показались ему мукой. Купленное пиво быстро закончилось, а идти за новым не хотелось. Да и Марина трындела, что магазины — рассадник микробов. Заставит ведь маску надеть, как дурака.

А Сергей Петрович не дурак, он тоже в интернет заходить умеет.

— Врачи рекомендуют дышать свежим воздухом, Марин, — говорил Сергей Петрович, — Я в курилку и обратно. Там людей не бывает.

На территории ЖК все курили рядом с недостроенной ещё третьей очередью. Официально курилку там никто не открывал, но стоять с сигаретой у детских площадок люди стеснялись. Жильцы в основном приличные, с пониманием. И двор без машин. Разрешают лишь постоять сорок минут на разгрузке.

Прикурив, Сергей Петрович утешал сам себя.

— Ничо-ничо, — приговаривал он, — Пару неделек переждать, а там образумится. Тем более, нет у нас никакой эпидемии. Так, на воду дуют.

Мысли лезли одна за одной. Сколько людей умрёт из-за этого коронавируса! А сколько родится из-за того, что люди дома сидят? То на то и выйдет.

Когда Сергей Петрович почти докурил вторую, к нему подкатил чёрный Volkswagen Transporter T4.

«Надо же» — подумал Сергей Петрович, — «Уже и покурить с водителем ездят. Совсем обленились».

Дверь микроавтобуса откатилась в сторону. На кожаном кресле сидел человек в серой рубашке.

— Трубников Сергей Петрович?

Сергей Петрович подвис на секунду. Затем медленно кивнул.

— Присядьте, пожалуйста, на пять минут.

Сергей Петрович вдавил окурок в мусорку. Мужик в сером подался вперёд:

— Сергей Петрович. Вы же понимающий человек. Нам не хочется вас вынуждать.

Сергей Петрович шагнул в салон и огляделся. На последнем ряду сидел мужик постарше и похолёнее, плюс-минус ровесник Сергея Петровича. Серая Рубашка указал ему на ближайшее кресло.

— Прошу.

Сергей Петрович присел. Серая Рубашка достал смартфон и повернул экран к Сергею Петровичу. Указательным пальцем он стал медленно листать фотографии.

— Узнаёте?

С фотографий на Сергея Петровича смотрели пять бариста из его кофе-поинтов. Девка, которая чуть не расплакалась. Язвительный паренёк. Сопляк-верблюд. И ещё двое. В руках они держали плакаты, лица прикрывали медицинские маски.

— А чего они? Кхм…

— Требуют оплачиваемый карантин. Соблюдения трудового кодекса. И — призвать вас к ответственности.

Сергей Петрович почувствовал, что у него пересохли губы. Он машинально потянулся к нагрудному карману. Пусто. Платок-то…

— Ситуация в стране сложная, — вкрадчиво произнёс Серая Рубашка, — Кризис. Вирус. Урон экономике. Дополнительное напряжение ни к чему.

— Откуда ж я возьму?

Прозвучало жалостливо. Сергей Петрович сразу понял, что ему не поверят.

— По-чёрному платишь, — зычно произнёс за спиной Холёный, — Это уход от налогов. Прямой вред экономике. Хуже кризиса.

Сергей Петрович попробовал проглотить ком, возникший в горле, но не смог.

— Я заплачу.

— Что, простите? — наигранно переспросил Серая Рубашка.

— Хорошо, я заплачу.

— Вот и славно. Приятно иметь дело с понимающим человеком.

Серая Рубашка взялся за ручку. Дверь открылась. Сергей Петрович тут же вывалился наружу.

— Рекомендую уладить данное недоразумение сегодня же. Всего доброго, — попрощался Серая Рубашка.

— Только это… — Сергей Петрович развернулся лицом к салону, — Мы поссорились. Они же трубку не возьмут.

— Не переживайте. Они возьмут трубку.

Микроавтобус тронулся к калитке. Дверь захлопнулась на ходу. Сергей Петрович остался один на один с пустующим двором. Только сейчас он заметил, что покрапал дождик. Сергей Петрович дёрнул ворот куртки вверх, но он тут же поник обратно.

Жена резала овощи на кухне, по квартире плыл кисловатый запах кокосового масла. Сергей Петрович достал из треников смартфон.

— Марина, — крикнул он жене, — Иди в зал!

Марина звякнула ножом и через секунду появилась в дверях. Она вытерла руки краем передника.

— Я передумал, — сказал ей Сергей Петрович, присаживаясь на диван — Позвони им. Съездим, вернём деньги.

#published

← вернуться в содержаниечитать следующий рассказ «уроборос» →